Эти цитаты из Нобелевской лекции Светланы Алексиевич меня тронули. Обязательно перечитайте всю лекцию

Однажды я услышала: «Свободными мы были только в войну. На передовой»

 

Что произошло и происходит с нами еще не осмысленно, надо выговорить. Для начала хотя бы выговорить. Мы этого боимся

 

Сегодня их называют по-другому – романтики рабства. Рабы утопии. Я думаю, что все они могли бы прожить другую жизнь, но прожили советскую

 

Я дала ребенку игрушку, он взял ее зубами. «Почему зубами?» – удивилась я. Афганка сдернула одеялко с маленького тельца, мальчик был без обеих рук. – Это твои русские бомбили». Кто-то удержал меня, я падала….

 

Всегда меня мучило, что правда не вмещается в одно сердце, в один ум. Что она какая-то раздробленная, ее много, она разная

 

Зло беспощадно, к нему нужно иметь прививку. Но мы выросли среди палачей и жертв

 

Когда я иду по улице, и ко мне прорываются какие-то слова, фразы, восклицания, всегда думаю:сколько же романов бесследно исчезают

 

Меня уговаривали: «Это уже не любимый человек, а объект, подлежащий дезактивации. Понимаешь?» А я одно себе твердила: люблю, люблю …”

цитата из Чернобыльской молитвы

 

В Чернобыльной зоне я не чувствовала себя ни беларуской, ни русской, ни украинкой, а представителем биовида, который может быть уничтожен

После вашей книги никто не пойдет воевать, – учил меня цензор. – Ваша война страшная. Почему у вас нет героев?

 

На вопрос: какой должна быть страна – сильной или достойной, где людям хорошо жить, выбрали первый – сильной

 

Оставьте ваш тон и возьмите человеческий! Заговорите хоть раз голосом человеческим.

Цитата из Достоевского

Много раз я была потрясена и испугана человеком. Плакать от радости, что я увидела человека прекрасным, я тоже не раз хотела.

 

Мне показали новую итальянскую мину, моя «женская» реакция: «Красивая. Почему она красивая?»

 

Хотела бы написать о человеке, который не стреляет, не может выстрелить в другого человека, кому сама мысль о войне приносит страдание. Где он? Я его не встретила.

 

Никогда он не был так одинок, как в первые дни свободы. Вокруг меня были потрясенные люди. Я их слушала…

Please follow and like us:

Leave a Reply