У входа во Дворец три Валета суетливо спорили о гигакалориях и о том, какого цвета должна быть жировка. Алиса подошла поближе, чтобы узнать, что там происходит.

— Скажите, пожалуйста, — робко спросила Алиса, — причем тут цвет?

— Понимаете, барышня, нужно было разослать жировки красно-зеленого цвета, вот как приглашения на выборы, а мы, дураки, в ч/б. Если Королева узнает, знаете ли, полетят головы. Потом наши головы амнистируют – и сошлют руководить колхозом. Так что, барышня, понимаете, мы тут стараемся, пока она не пришла…

В эту минуту объявили Королеву:

— Королева!

Валеты пали ниц и вместо жировок стали писать прошения о помиловании. Послышались шаги.

— Встать! — крикнула Королева громким голосом. — Что это вы тут делали?

— С позволения Вашего Величества, — смиренно начал Валет Пик, опускаясь на одно колено, — мы хотели…

— Все ясно! — произнесла Королева, которая тем временем  внимательно разглядывала недокрашенные жировки. – Головы с плеч! Потом помиловать – в колхоз!

И шествие двинулось дальше. Только три Шестерки задержались, чтобы привести приговор в исполнение.

— Отлично! – объявила Королева. — Сыграем в игру «Кризиса нет!». — Все по местам! Играем на кредит!

И все побежали, натыкаясь друг на друга. Однако через минуту все уже стояли на своих местах. Игра началась. Алиса подумала, что в жизни не видала такой странной игры. Алиса решила, что это очень трудная игра. С первой частью игры справлялись все, Кризис оставался никем незамеченным, будто его и не существовало. Алиса даже пожалела его.

Но вот что делать дальше – этого не понимал никто! Королева топала ногами и то и дело объявляла:

— С плеч ей голову! Голову ему долой! Помиловать!

Алиса забеспокоилась: — Что со мной тогда будет? — думала Алиса. — Здесь так любят рубить с плеча. 

15

Вдруг над головой у нее появилось что-то непонятное. Сначала Алиса никак не могла понять, что же это такое, но через минуту сообразила, что в воздухе парит улыбка.

— Это Шенгенский Кот, — сказала она про себя. — Вот хорошо! Будет с кем поговорить, по крайней мере!

— Ну как дела? — спросил Кот, как только рот его обозначился в воздухе.

— По-моему, они играют совсем не так, —  говорила Алиса. – Смысла никакого, и все так кричат, что собственного голоса не слышно. Правил нет, а если есть, то никто их не соблюдает.

 — А как тебе нравится Королева? — спросил Кот тихо.

— Совсем не нравится, — отвечала Алиса. — Она так…

В эту минуту она заметила, что Королева стоит у нее за спиной.

 — …так хорошо играет, — быстро  сказала Алиса,  —  что хоть сразу сдавайся.

— С кем это ты разговариваешь? – спросила Королева с любопытством глядя на парящую голову.

— Это мой друг, Шенгенский Кот, — отвечала  Алиса. – Разрешите представить…

— Он мне совсем не нравится, — заметила Королева. — Впрочем, пусть целует мне руку, если хочет.

— Особого желания не имею, — сказал Шенгенский Кот.

— …и в колхоз! — крикнула она, не глядя.

img30

Игру остановили, звали Палача. Но Палач говорил, что нельзя голову с плеч, если никаких плеч нету; он такого никогда не делал и делать не собирается; стар он для этого, вот что!

Шестерка Бубен говорил, что раз есть голова, то можно руководить колхозом. И нечего нести вздор!

А Королева говорила, что, если сию же минуту они не перестанут болтать и не примутся за дело, она подпишет помилование всем подряд. По итогам первого квартала!

Эти-то слова и повергли общество в уныние, всем так нравилось играть….

 

Please follow and like us: